Евгений Дога Ноты Сонет

Евгений Дога Ноты Сонет

Евгений Дога (Творческие портреты) ТВОРЧЕСКИЕ ПОРТРЕТЫ Евгений Дога ФИЛЬМ, КАКИМ ЕГО СЛЫШУ. Евгений Дога 'И как это произошло так прекрасно, что вы и кино нашли друг друга?' (из письма Л. Мягковой, Гродно). А иначе и не могло случиться. Ведь Евгений Дога родом из Молдавии.

Ноты к песне 'Сонет (Из К/ф 'Зеленая Волна')' исполнителя (композитора) Дога Евгений.

К десяти годам он был переполнен мелодиями, что пела мама и играл на скрипке деревенский музыкант-лаутар. Потом он сам собрал единственный на все послевоенное село радиоприемник и настраивал его на разные волны— слушал музыку разных широт, пытался записать ее, причем сам изобрел систему нотной записи, в чем-то похожую на современную кардиограмму. О том, что подобная система существует много веков, узнал позже. Дога был уже профессиональным композитором, когда вдруг сделал чудесное открытие: то, что недосказано в звуках, способно замечательно дополнить изображение на полотне киноэкрана. Так Евгений Дога стал работать в кино.

— Я многому научился у кинематографа. Умению драматургически выстраивать музыку, писать ее монтажно—так, чтобы отдельные фрагменты составляли единое музыкальное полотно, монтируясь друг с другом по тональности, тембру, оркестровке. Наконец, кино с его разнообразием тем и стилей помогло мне найти себя в самых разных жанрах—случается, для одного фильма приходится писать сразу и симфонические, и камерные, и эстрадные произведения. В работе над первой же картиной, «Нужен привратник», поставленной на киностудии «Молдова-филм» по сказке нашего классика Иона Крянгэ, от меня потребовалось умение писать в стиле старинной церковной музыки. Я прочел немало литературы по этому вопросу, научился разбирать партитуры древних хоралов. В конце концов написал музыку, которая, кажется, не испортила фильм. Во всяком случае, для меня эта работа стала замечательной профессиональной школой.

И так каждый фильм. «В вашем журнале я прочитала, что над музыкальным решением фильма «Анна Павлова» работал композитор Евгений Дога. А как же классики, под музыку которых танцевала балерина?» (Н.Яковлева, Иркутск). — В работе над «Анной Павловой» передо мной вновь встала сложная профессиональная задача: стать посредником между композиторами — представителями самых разных культур, разных школ и направлений. При этом в картине звучит моя собственная, авторская музыка.

Я долго привыкал к такой задаче, мне казалось странным интерпретировать чужие произведения, было не по себе при мысли о невольном соперничестве. Но постепенно я понял: соперничества нет, есть благородная цель приблизить классиков к современному восприятию. Сегодня музыкальный язык во многом изменился, появились новые средства выразительности, делающие звучащий образ и интереснее и в то же время доходчивее.

Нужно было суметь встать на позицию автора-классика, понять его идею, но при этом остаться самим собой. Евгений Дога пишет музыку, которая способна жить в двух измерениях. Одном—экранном, где она навсегда вверена сюжету, характерам, материалу. Дру-гом — заэкранном, где она существует в самостоятельном, самоценном качестве. Помнит ли кто-нибудь теперь фильм «Зеленая волна»? А Сонет для клавесина из этой картины до сих пор звучит по радио и в передачах телевидения. Это о нем пишет, к примеру, М.

Зубарева из Перми: «Нам с дочкой он очень, очень нравится, только вот не знаем, где купить пластинку с «Сонетом»?» С.Сергеев из Ленинграда интересуется, как достать ноты вальса из картины «Дом для Серафима». Эта музыка тоже наш верный спутник в радиопрограммах, телеспектаклях, телезаставках. В авторских концертах Евгения Доги Мария Биешу поет Реквием из фильма «Я хочу петь».

Каждый день в 12 часов он звучит над Мемориалом воинской славы в Кишиневе, и ветераны Великой Отечественной войны пишут на радио, просят исполнить Реквием. Пишут люди, всерьез заинтересованные киномузыкой Евгения Доги.

Семья Никитиных из Кемеровской области направила в свое время письмо в фирму «Мелодия», предлагая выпустить пластинку с музыкальными фрагментами из фильма «Мой ласковый и нежный зверь». Самого композитора до сих пор просят выслать ноты «Вальса» из этого фильма в самые разные города.

«Мне 70 лет, и я сама не своя от этой чарующей музыки, а это что-то да значит!» (Л.А.Ключарова, Орел). «Я давно разучилась плакать, особенно такими слезами, которые приходят, когда звучит эта музыка» (Д.Смирнова, Москва). Как-то в «Советском экране» был опубликован автограф композитора—первые несколько тактов «Вальса». И вслед за тем пришло письмо: писала Марина Митрофанова из Казани, которая когда-то давно, в детстве, училась играть на фортепиано, но с тех пор много лет не занималась. И вдруг, увидев на страницах журнала начальные ноты «Вальса», подошла к пианино и, к собственному удивлению, эти ноты сыграла! Так «Вальс» вернул ее к музыке. — Все началось с того, что Эмиль Лотяну, режиссер фильма «Мой ласковый и нежный зверь» — наше содружество продолжается вот уже более десяти лет,— попросил меня написать музыку к сцене свадьбы героини картины Оленьки Скворцовой.

Я стал думать: что это может быть за музыка? В то время, когда происходило действие чеховской «Драмы на охоте», только-только входил в моду вальс, входил робко, ненастойчиво. Так, значит, вальс. И даже не вальс как таковой, а скорее игра в вальс, состояние вальса, его дух.

И как только я почувствовал это состояние, ощутил себя участником происходящего на экране, началась работа. Возникла тема, а вместе с ней и самое главное — помните, в конце каждой фразы вальса звучит скрипка? Тема и подголоски—два собеседника, диалог Оленьки и судьбы, мечты и прозы. А вообще говоря, я так и не понял секрета популярности «Вальса».

Мне до сих пор странно слышать его чуть ли не каждый день по радио, в передачах телевидения; даже на спортивных соревнованиях он звучит. Дога не из тех, кто постиг формулу успеха, умеет заранее вычислить удачу. Большую часть музыки к фильму «Табор уходит в небо» он писал в последние дни перед записью. Думал в основном о том, чтобы успеть.

А музыка зазвучала повсеместно. Из финской фирмы «Polarvox» пишут: симфонические оркестры Финляндии хотели бы исполнять фрагменты из фильма 'Табор уходит в небо', нельзя ли прислать партитуру? Искусствовед из Чехословакии доктор М. Мушинка признается: «Ваше имя и ваша музыка пользуются у нас доброй славой — прежде всего благодаря «Табору». — Действительно, кинематограф—прекрасный пропагандист музыки, потому еще я так привержен к работе в кино.

Обидно только, что из фильмов постепенно уходит песня, песня как один из смысловых, образных компонентов. Попробуйте представьте, что в фильме «Два бойца» нет песен Никиты Богословского в исполнении Марка Бернеса, исчезнет эмоциональный стержень картины! Или вообразите Максима из знаменитой трилогии Козинцева и Трауберга без его куплетов «Крутится, вертится шар голубой». Нынче же песня звучит в лучшем случае в качестве фона на вступительных или финальных титрах фильмов, режиссеры не доверяют ей драматургические функции, все чаще заполняя акустическое пространство кадра модными, но, увы, «скоропортящимися» шлягерами. Но недавно мне повезло. В новой нашей совместной работе с режиссером Самсоном Самсоновым — комедии «Оди- ноким предоставляется общежитие»—песня принимает самое непосредственное участие в действии, более того, по замыслу режиссера именно в песне, которую мы написали вместе с поэтом Михаилом Матусовским, должна быть воплощена основная мысль фильма, представлен внутренний мир героинь.

Евгений Дога часто выступает в печати, защищая песню на экране, это его выстраданная тема. Янов-Яновский из Ташкента пишет по поводу одного из таких выступлений композитора в газете «Советская культура»: «Ваши горячие и заинтересованные слова будут способствовать оздоровлению песенного климата». Свои мечты о хорошей, красивой песне, которую стали бы петь люди, Дога связывает в основном с кино.

В новой музыкальной комедии киностудии «Молдова-филм» «Как стать знаменитым» прозвучит сразу шесть песен, написанных композитором на стихи известного молдавского поэта Григоре Виеру. Его поэзию, яркую, полную образов, Дога впервые для себя открыл в работе над фильмом «Мария, Мирабела». — Причем решающую роль сыграли именно эти два слова, два имени — Мария, Мирабела. Для меня это звукосочетание каким-то непостижимым образом концентрировало в себе основную идею всей сказки.

Будь здесь какие-то другие слова, я бы не смог написать музыку, поверьте. В принципе же слова «не смог» к Евгению Доге отношения не имеют. В течение одного только прошлого года, года, когда состоялась премьера его балета «Лучафэрул», прошли авторские концерты в Кремлевском Дворце съездов, были написаны новые симфонические произведения, Дога работал над музыкой к семи фильмам! Здесь и лирическая комедия «Если можешь, прости.» (Киевская киностудия имени А. П.Довженко), и детская лента «Что у Сеньки было» (), и телевизионная драма «Столкновение» (Литовская киностудия). И всякий раз перед ним вставала новая задача, требовались новые краски, возникали новые мысли. Имя народного артиста Молдавии Евгения Доги значится сегодня в титрах более чем восьмидесяти фильмов: игровых, документальных, мультипликационных.

Текст По Английскому 10 000 Знаков. — Повторяю, каждая картина дорога мне возможностью поиска—формы, языка, средств. А от разочарований я надежно застрахован. Дело в том, что всякий раз, принимаясь за работу, я выстраиваю как бы свой фильм — каким его слышу. В музыкальной драматургии пытаюсь отразить все основные сюжетные линии, мысли и образы.

Так что, даже если фильм у режиссера не получается, он остается в музыке, во всяком случае, я к тому стремлюсь. Анна КАГАРЛИЦКАЯ Журнал 'Советский Экран' №18 сентябрь 1984 года.

Родился 1 марта 1937 года (в начале всенародного обрядового праздника «Мэрцишор») в селе Мокра Рыбницкого района, что на левом берегу Днестра, в живописной северо-восточной части Молдавии. Отец – Дога Дмитрий Федорович (1906 г. Мать – Дога Елизавета Никифоровна (1915 г. Супруга – Дога Наталья Павловна (1939 г. Рожд.), инженер. Дочь – Дога Виорика Евгеньевна (1966 г.

Родное село Евгения Доги расположено в низине, посреди которой протекает маленькая безымянная речушка, а за холмом – знаменитые кодры, лес с огромными ветвистыми дубами, клёнами, ясенем, которые остались живой и восхитительной памятью, ибо это одно из самых первых открытий мира юной хрупкой души. И кто знает, где начало творческого переосмысления этого первого соприкосновения с живой природой, которая способна всё время возрождаться, удивлять и приобщать к себе всё живое и разумное? А собственно, что такое разум!? Не есть ли это сама природа, неразгаданная и манительная? Слово «doga» по-латыни означает разновидность дуба или украшение на одежде знати. Маленький Женя любил ходить со сверстниками и собирать весной щавель для кухни, так как в послевоенные годы, голодные и холодные, это был основной продукт питания наряду с самыми разнообразными ягодами.

Изредка попадались и шампиньоны, которые мать жарила в круглом чугунке на подсолнечном масле. Запомнился и приехавший откуда-то оркестр народной музыки тараф, а также симфонический оркестр из Кишинева. С ним был казус. Сцена в старом сельском клубе была маленькой, да и сам клуб тоже был – одно название. Этот большой симфонический оркестр частично расположился на сцене. Но бóльшая его часть, в том числе огромные скрипки, – на улице.

Потом Женя узнал, что это были вовсе не скрипки, а контрабасы. Они что-то долго играли, и кто-то впереди им всё время угрожал палочкой. Было очень интересно, как можно было так долго играть, и чтобы никто не танцевал. Любопытные дети, крадучись, подходили и трогали руками эти скрипки, которые казались чем-то из другого мира. Этот «другой» мир только что окончившему сельскую семилетку Жене пришлось через некоторое время открыть для себя заново. Учился вначале в музыкальном училище в Кишиневе по классу виолончели (1951–1955), потом в консерватории (1955–1960, 1960–1965). Тайком что-то придумывал и записывал в нотную тетрадь.

А однажды на репетиции оркестра Молдавского радио, где параллельно с учёбой работал Евгений (1957–1962), пришла его однокурсница Мария и предложила народную песню для завтрашнего концерта. Дирижёр оркестра, бывший педагог по виолончели в музыкальном училище П.И. Бачинин (итальянец Pablo Baccini, ставший впоследствии Павлом Ивановичем Бачининым), предложил молодой певице спеть ещё вторую песню.

Когда та заявила, что у неё больше ничего нет, виолончелист Евгений вдруг сказал, что у него есть песня. Дирижёр даже не удивился и очень тактично согласился принять завтра её в программу. Это был первый выход из «подполья» и первое выступление знаменитой впоследствии певицы Марии Биешу. А далее уже трудно было определить, чему больше уделяет внимание новоиспечённый композитор: виолончели или композиции.

Особенно занимали его партитуры. Он оркестровывал А. Хачатуряна, Д. Шостаковича, молдавских маститых композиторов и полупрофессионалов – молодому автору выпала огромная часть оркестровочной и обработочной работы. Это была прекрасная школа оркестрового письма в сочетании с изучением теоретических трудов в новой для него сфере музыкального творчества. Карьере музыканта помешала беда – паралич левой руки, и уж тогда Евгений Дога окончательно решил профессионально заняться композицией. И вот снова 1-й курс консерватории.

Проходит ещё 5 лет консерваторского обучения у профессора С. Кроме собственно сочинения и изучения теории музыки Евгений прошёл полный курс симфонического дирижирования. А вот с вокалом всё было очень лаконично: сорок минут занятий и вердикт – природное безголосие.

В 1963 году он пишет свой первый струнный квартет, потом, с интервалом в десять лет, – второй, третий, четвертый, пятый. Композитор собирался написать десять квартетов и пригласить всех на премьеру десятого. Однако после окончания обучения дипломированный композитор решил музыку больше не писать: писать так, как учили, не захотелось, а как хотелось, не умел, и два года понадобилось для того, чтобы, поискав себя в себе, можно было снова писать музыку, но уже совсем другую, ту, которую знают и почитают поныне. В период молчания появилось новое увлечение – теорией музыки, следствием чего явился выдержавший уже два издания учебник для студентов, которым Е.Д.

Дога преподавал. Вернули его к композиции и во многом определили путь композитора встречи с Эмилем Лотяну, Георге Водэ, Ионом Унгуряну. Он опять, уже в новом качестве, обратился к истокам народного мелоса, к основе музыки – мелодии. До этого пришлось испробовать и додекафонию, и другие современные конструктивистские направления, которые явно не пришлись ему по душе. Его привлекала музыка, способная собрать много слушателей, и которая была бы, в тоже время, серьёзной и разной по жанру.

Евгений говорил, что это утопическая идея, но отступать не стал. Самые большие концертные залы: Дворец съездов, ГЦКЗ «Россия», Колонный зал Дома союзов в Москве, зал «Октябрьский» в Ленинграде, дворец «Украина» в Киеве, дворец «National» в Кишинёве, Дворец имени Ленина в Ташкенте, залы в Минске, Новосибирске, Саратове, многие другие престижные концертные эстрады с большим количеством прекрасных певцов и музыкантов всегда были переполнены во время его концертов. А совсем недавно, во время авторского концерта в Киноцентре на Красной Пресне в Москве, при переполненном зале даже директора пришлось попросить освободить место.

А три десятка человек, не сумевших приобрести билеты, согласились все два отделения слушать, стоя у стен. Песня «Мой белый город», написанная в конце 1971 года на стихи В. Лазарева, на многие годы стала визитной карточкой молодого композитора наряду с уже известным оркестровым циклом «Ритмы города». Прочный успех пришёл с экрана, особенно после фильмов Эмиля Лотяну «Лаутары», «Табор уходит в небо», «Мой ласковый и нежный зверь», «Анна Павлова». Вальс из фильма «Мой ласковый и нежный зверь» вот уже более двадцати лет исполняется везде, где только можно, даже в переходах метро или во дворцах бракосочетания. Дога много лет сотрудничает с режиссерами С. Самсоновым, Г.

Натансоном, А. Панкратовым, А. Муратовым, А. Прошкиным, В. Дербеневым, В.

Криштофовичем, В. Мустафаевым и др.

    Search