Возвращение В Египет Владимира Шарова

Владимир Шаров - писатель и историк, автор культовых романов 'Репетиции', 'До и во время', 'Старая девочка', 'Будьте как дети' - никогда не боялся уронить репутацию серьезного прозаика. Любимый прием - историческая реальность, как будто перевернутая вверх дном, в то же время и на шаг не отступающая от библейских сюжетов. Новый роман 'Возвращение в Египет' - история в письм Владимир Шаров - писатель и историк, автор культовых романов 'Репетиции', 'До и во время', 'Старая девочка', 'Будьте как дети' - никогда не боялся уронить репутацию серьезного прозаика.

Любимый прием - историческая реальность, как будто перевернутая вверх дном, в то же время и на шаг не отступающая от библейских сюжетов. Новый роман 'Возвращение в Египет' - история в письмах семьи, связанной родством. Николаем Васильевичем Гоголем.

XX век, вереница людей, счастливые и несчастливые судьбы, до революции ежегодные сборы в малороссийском имении, чтобы вместе поставить и сыграть 'Ревизора', позже - кто-то погиб, другие уехали, третьи затаились. И - странная, передающаяся из поколения в поколение идея - допиши классик свою поэму 'Мертвые души', российская история пошла бы по другому пути. У бедных содержанием людей нет своей судьбы. Им приходится жить чужими думами. Они стремятся к осуществлению кем-то уже достигнутого или заново пережить никак не связанную с ними жизнь. Зачем это людям? Только из-за бедности их содержания.

Ещё беднее то выглядит в попытках писателей дать представление о собратьях по перу, выставляя их замыслы на обозрение читателя. Чего не осуществили сами — на то толкают придуманных персонажей.

«Русский Букер» достался Владимиру Шарову за роман о потомках Гоголя «Возвращение в Египет» Наградив Владимира Шарова, жюри «Букера», как это было и в другие годы, увенчало наградой не столько книгу, сколько заслуги ее автора перед литературой, и в самом деле обширные. Интересная рецензия Возвращение в Египет автора Шаров Владимир от Елена Сергиева.

Главный герой эпистолярного романа Владимира Шарова взялся за перео У бедных содержанием людей нет своей судьбы. Им приходится жить чужими думами.

Они стремятся к осуществлению кем-то уже достигнутого или заново пережить никак не связанную с ними жизнь. Зачем это людям? Только из-за бедности их содержания. Ещё беднее то выглядит в попытках писателей дать представление о собратьях по перу, выставляя их замыслы на обозрение читателя. Чего не осуществили сами — на то толкают придуманных персонажей. Главный герой эпистолярного романа Владимира Шарова взялся за переосмысление творчества Николая Гоголя, воссоздав содержание второго тома «Мёртвых душ», заново измыслив оставшуюся в задумках последующую третью часть.

По воле автора героя зовут Николаем Гоголем, он — ещё одна жертва советского режима. Родился 7 апреля 1952 года в семье писателя и журналиста Александра Израилевича Шарова. Закончил исторический факультет Воронежского университета (1977). Работал грузчиком, рабочим в археологической партии, литературным секретарем. Дебютировал как поэт в 1979 году в журнале «Новый мир». Первый роман «След в след: Хроника одного рода в мыслях, комментариях и основных датах» был опубликован в журнале Родился 7 апреля 1952 года в семье писателя и журналиста Александра Израилевича Шарова.

Возвращение В Египет Владимира Шарова

Закончил исторический факультет Воронежского университета (1977). Работал грузчиком, рабочим в археологической партии, литературным секретарем. Дебютировал как поэт в 1979 году в журнале «Новый мир». Кристина Агилера Мулен Руж Скачать Mp3 здесь. Первый роман «След в след: Хроника одного рода в мыслях, комментариях и основных датах» был опубликован в журнале «Урал» (1991).

Основная и единственная тема (в разных вариантах представленная в разных книгах) - как могло получиться, что в России произошла революция. В каждом романе причины разные, например, в одном ее устроили объединившиеся скопцы и эсеры, в другом - прожившая три жизни мадам де Сталь.

Аннотация к книге 'Возвращение в Египет. Роман в письмах' Владимир Шаров - писатель и историк, культовых рома­нов 'Репетиции', 'До и во время', 'Старая девочка', 'Будьте как дети' - никогда не боялся уронить репутацию серьезного прозаика. Любимый прием - историческая реальность, как будто перевернутая вверх дном, в то же время и на шаг не отступающая от библейских сюжетов. Новый роман ' в Египет' - история в письмах семьи, связанной родством.

Николаем Васильевичем Гоголем. XX век, вереница людей, счастливые и несчастливые судьбы, до революции ежегодные сборы в малороссийском имении, чтобы вместе поставить и сыграть 'Ревизора', позже - кто-то погиб, другие уехали, третьи затаились. И - странная, передающаяся из поколения в поколение идея - допиши классик свою поэму 'Мертвые души', пошла бы по другому пути. Недавно я здесь рассуждал о качестве современной русскоязычной литературы, и пришел к выводу об отсутствии в нашей жизни эпохальных произведений, авторы которых могли бы приобрести мировую известность, а книги можно было внести в школьную программу. И вот случайно изыскания мои дошли до разбора произведений, получивших на мой взгляд наиболее престижную из литературных премий современной России - 'Русский букер'. Прочитав список имен авторов, получивших премию со дня ее учреждения.

Читать полностью. Недавно я здесь рассуждал о качестве современной русскоязычной литературы, и пришел к выводу об отсутствии в нашей жизни эпохальных произведений, авторы которых могли бы приобрести мировую известность, а книги можно было внести в школьную программу. И вот случайно изыскания мои дошли до разбора произведений, получивших на мой взгляд наиболее престижную из литературных премий современной России - 'Русский букер'.

Прочитав список имен авторов, получивших премию со дня ее учреждения по сей день, я с прискорбием обнаружил, что читал всего два произведения из 23 получивших премию. Решив исправить эту ошибку, я начал с последнего премиального романа - 'Возвращение в Египет' Владимира Шарова. И каково же было мое удивление, когда я обнаружил монументальное многоплановое произведение, поднимающее множество острых интеллектуальных тем современности и затрагивающее целый пласт российской истории. И это при том, что автор строит произведение таким образом, что вес имеют лишь мысли и рассуждения героев. Сами же герои, их действия, поступки как бы тонут в общем объеме сюжета, они не существенны по сравнению с темами, поднимаемыми автором.

Недаром композиция романа построена в виде переписки главного героя со своими близкими и друзьями, выстроенными в хронологическом порядке с начала 30-х по коне 60-х годов 20 столетия. Основная тема произведения сама, на мой взгляд, имеет право на отдельное исследование.

Это столь мною любимая тема дописывания великих произведений через скол эпох и поколений прошедших после смерти не дописавших их авторов. В данном случае главный герой романа Коля, Николай Васильевич Гоголь, полный тезка и потомок по женской линии писателя Гоголя, призван, по мнению своей матери дописать второй и третий том 'Мертвых душ', которые были уничтожены Гоголем перед смертью, и написание которых заново, прямым потомком, может по мнению семьи существенно изменить ход русской истории.

Обрисовывая основную подоплеку сюжета, автор проводит своих героев сквозь всевозможные мытарства судьбы, выпавшей нашему народу в 20 веке - революцию, лагеря, войну, общее безвременье и измельчание людей в 50-60 гг. Главный герой строит свой вариант 'мертвых душ' как некий Синопсис, странствия героя в мире живых, как Данте строит странствия свои в мире мертвых. И в этом смысле первый том 'Мертвых душ', написанных непосредственно Гоголем, становится своего рода Чистилищем, некой подготовкой и испытанием Чичикова земной юдолью, второй том, написанный уже героем романа - адом, тяготами героя, возложенными на него почившим ментором-старовером, строительством храма и созданием великой староверской епархии. Третий том - раем, обретением Чичиковым счастья и умиротворения на склоне лет, выполнения миссии по возвращению истинной веры, которая должна изменить ход истории. Все это выливается у Шарова на семьсот с лишним страниц прекрасной интеллектуальной прозы, местами близкой к публицистическому произведению, автор по крупицам разбирает основные произведения Гоголя, совмещает их с русской религиозной идеей и вселенской идеей всеобщего спасения и параллельно с основными событиями русской истории, произошедшими после смерти Гоголя. Учитывая все это, хочу сказать, что читать книгу не просто, сюжет выстроен не ровно, нужно набраться терпения для проникновения в суть идеи автора, передаваемые им с помощью писем героев. Роман затрагивает буквально все аспекты бытия с глубоким уклоном в религиозную историю православия(не даром автор сам является историком), но тем интереснее он будет подготовленным читателям, настроенным на долгое и серьезное чтение.

И совершенно без преувеличения могу сказать, что осилив его, они непременно захотят пойти дальше, как захотел пойти я, изучая имена номинантов 'Русского букера'. ' Возвращение в Египет. Роман в письмах' не самое простое для восприятия произведение. Конечно, выбранный жанр - роман в письмах - накладывает определенные обязательства на автора, но это произведение отличается от остальных (взять хотя бы роман 'Бедные люди' Достоевского).

Роман Шарова тяжеловесен, много повторений, местами он и вовсе превращается в какую-то нудную проповедь. Однако у произведения есть ряд несомненных достоинств.

Очень четко и интересно показана непростая судьба семьи Гоголей, интересны их взгляды на все испытания, выпавшие на долю каждого члена семьи. Герои совсем не безликие: их характер четко вырисовывается по их письмам. 'Возвращение в Египет' - философское произведение: много мыслей, взглядов на библейские события, на историю России. Но при всем при этом оно очень непростое, читать местами трудно, иногда смущает полное отсутствие развития сюжета (автор будто бы топчется на месте, его герои на протяжении многих страниц говорят об одном и том же). Уверена, что немногие осилят этот роман.

    Search